Belle vue или Пейзаж взаймы




Историческая ткань прошлых времен соткана не только из крупных исторических событий, зримо повлиявших на глобальные процессы, происходящие в человеческом обществе. Каждое мгновение творится история, каждый человек в той или иной степени участвует в этом. Спит ли он или бодрствует, идет традиционным маршрутом на работу или веселится в семейном или дружеском кругу. Из незаметных, казалось бы, мелочей и создается история эпохи. Эти мелочи, сопровождая нас в повседневности, в быту, на мгновение попадающие в наше поле зрения, становятся важными свидетелями и свидетельствами прошедшего.
Кто из нас ныне живущих хотя бы раз не мечтал окунуться в загадочный мир прошлого, почувствовать дыхание давно минувшего времени. Только человек недалекий может думать, что события и образы дня сегодняшнего ограничиваются временем реальных суток и не имеют связи с прошедшим. Прошлое окружает нас, оно дало основу дню сегодняшнему, оно живет в нас самих, в наших воспоминаниях, в фольклоре, топонимике. Материальными, овеществленными свидетельствами существования прошлого являются окружающие нас старые, антикварные вещи, памятники архитектуры, искусства, естественный и рукотворный ландшафт. Все они пришельцы из минувших времен, «призраки прошлого», молчаливые свидетели когда-то случившегося. И заговорить их могут заставить лишь люди стремящиеся понять внутреннюю суть вещей, увидеть в развалинах, руинах, окрестных пейзажах, ценнейшие свидетельства прошедшего, которые в совокупности и составляют ту самую «машину времени» о которой мечтали многие поколения людей.

В усадебной культуре существовало множество таких явлений, которые в дальнейшем перешли в широкую культуру и воспринимаются теперь как естественная ее часть. Одним из таких явлений была культура любования «прекрасными видами» или «Belle vue». Собственно, словом «belle vue» называли не просто сам вид, а место, с которого этот вид открывался, т.е. специально созданные в усадебных парках видовые площадки, и открывающиеся с них виды. Имелось так же русское название такого сооружения – «Миловида», «Миловид».
Понятие Belle vue родом из Франции. В русскую усадебную культуру оно пришло в XVIII веке, когда здесь сформировалась традиция наслаждения «прекрасными видами». Belle vue мог быть видом на локальный уголок парка или большим «раскрытием», открывающим широкую панораму окрестных пейзажей. Появился даже особый термин, «пейзаж взаймы», т.е. вид, открывающийся на земли соседей. «Пейзаж взаймы» - прием в садово-парковом искусстве, когда внешние пейзажные виды, формально не входящие в состав парка, посредством специальных парковых приемов: видовых точек, перспективных композиций направленных на внешние виды как бы заимствуются для визуального расширения пространства парка и дополняют его внутренние виды, обогащают его интеллектуальную составляющую, соединяют частный, личностный мир наблюдателя с миром заимствованным, внешним.

Точки, с которых открывались «прекрасные виды», оформлялись, как специальные площадки с местами для отдыха – лавочками, дерновыми скамьями, садовыми диванами, зачастую украшенные балюстрадами, беседками, ротондами. Belle vue – традиционная цель романтических прогулок, место, куда хозяева усадьбы приводят гостей. Усадебные belle vue – места приватные, частные, принадлежащие только хозяевам усадьбы, предмет их гордости и особой заботы. Часто в усадебном парке создавалась целая сеть таких видовых точек, и прогулка по нему подразумевала их последовательное посещение. Совокупность площадок belle vue и внутренних раскрытий с прогулочной дорожки на камерные виды парка представляла собой систему видовых кадров разнообразивших впечатления посетителя парка.
Огромное значение придавалось наполнению усадьбы всевозможными смысловыми, образными названиями, созданию усадебной топонимики. Каждый участок владения приобретая по той или иной причине имя собственное естественным образом входил в вербальный обиход этого микро-государства, становился его неотъемлемой частью не только в материальном смысле, но и в образно-семантическом. Зачастую, такие имена собственные получали и площадки-belle vue. Эти названия отражали некоторые их особенности, например, месторасположение: «Увал», «Излучная», или материал изготовления беседки устроенной здесь: «Березовый домик» или по насаждениям или объекту расположенным поблизости: «Сиреневый приют», «Ключевая», «Медведь-камень». Кроме того, belle vue получали названия по романтическим чувствам, которые вызывали открывающиеся с них виды - «Услада», «Раздол», по романтическим событиям некогда здесь произошедшим «Нежданновстречная», «Мимолетное свидание», или по особой привязанности кого-то из хозяев усадьбы к этому месту – «Петин домик», «Любашина».
На территории усадьбы вопросы формирования топонима были абсолютной прерогативой хозяев, а за ее пределами, на хозяйственных территориях, проявлялись, в основном, крестьянская сметка, народное поэтическое, сакральное отношение к окружающему пространству.
И в том и в другом случае срабатывала необходимость обозначить свое обитаемое пространство, ввести некие ориентиры в окружающий мир. Но если в усадьбе топонимика  в значительной степени создавалась искусственно, то за ее пределами топонимическое освоение территории это скорее естественный процесс. Хозяин усадьбы наполнял свой мир, окружал себя близкими его эстетическому чувству, философским взглядам топонимическими ориентирами. И более того, заставлял использовать их в обиходе и свою дворню и крепостных для которых подобные затеи представлялись барской блажью.
Хозяйские затеи с трудом приживались в крестьянском обиходе или не приживались вовсе. Один из таких случаев был описан Александром Николаевичем Островским в произведении «Дикарка». Описанная ситуация видимо основана на реальных событиях некогда произошедших в усадьбе Щелыково (Островский район) - «Это место по древности, от старых людей – Кокуй называется. Когда покойный барин, царство небесное, эту рощу под парк оборотили, так и беседка тут была построена, и строгий был приказ от барина всем, чтоб это самое место «Миловида» прозывалось; а барыня, напротив того, желали, чтоб беспременно «Бельвю». Почитай что до ссоры у них доходило… Ну, а мужики, помилуйте! им не вобьешь в башку-то, разве с ними возможно! Они и теперь все Кокуй да Кокуй».
Однако, в трансформированном виде, адаптированном так сказать до понятного крестьянину слова эти топонимы иногда доживают и до наших дней. Так в усадьбе Ногино (Приволжский район), ни иностранное слово - «Бельвю»belle vue» фр. прекрасный или милый вид), ни хозяйское - «Миловида» не закрепились в сельском сознании. Зато два холма, на которых некогда располагались два парковых павильона, до сих пор среди жителей зовутся «милое место».
В тех усадебных парках, где рельеф местности был равнинный и не позволял использовать его естественные складки, там высотное разнообразие достигалось путем создания специальных насыпей – «холмов-парнасов», на которых затем и создавались площадки-belle vue.
Формирование городских сообществ привело к появлению в XIX веке «городских садов» или парков, неотъемлемой частью которых стали «прекрасные виды» и видовые площадки. Их оформление, как и сама традиция Belle vue, было заимствовано из усадебной культуры. Появляется, также, новый жанр Belle vue в виде «раскрытий» в городской планировке, открывающих вид на значимые здания, уголки города или окрестные пейзажи. Общедоступные, открытые всем горожанам «прекрасные виды» стали местом концентрации городских сообществ, их символами, неотъемлемой частью русской городской культуры XIX - начала XX веков.

С Belle vue, с их выявлением и выделением в окружающем пространстве, тесно связаны традиции русской пейзажной живописи. Достаточно назвать плесские пейзажи Левитана или среднерусские пейзажи Нестерова. «Прекрасный вид» - один из смысловых центров, вокруг которого концентрируется русская культура того времени. Значение этой традиции для формирования национального самосознания трудно переоценить. 

В XX веке Belle vue, по крайней мере в России, уходит на периферию «большой» культуры. Вместе со своими хозяевами уходит культура русской усадьбы. Городские видовые площадки, там, где они еще остаются, становятся, скорее, частью быта, существуют в силу инерции культуры. Уходит традиция специального проектирования Belle vue, оформления видовых точек, городских планировочных «раскрытий». На периферию искусства уходит и, казавшийся вечным, жанр пейзажа. «Прекрасные виды» уже не воспринимаются, как нечто ценное, безжалостно уродуются и уничтожаются. Традиция эстетического наслаждения Belle vue перестает быть артикулированной частью «большой» культуры общества и сохраняется, как частное, приватное переживание.

На рубеже XX – XXI вв. в России формируются «естественные» тенденции, способствующие «возвращению» Belle vue. Среди них – появление новых собственников крупных участков земли, возрождающих традиции русской усадьбы; усиление самосознания городских сообществ, нуждающихся в собственных символах и эстетически значимых местах; развитие туризма, для которого Belle vue – новый, нетривиальный объект осмотра. Наконец, нарождающийся средний класс России начинает заново открывать для себя Родину, заново ее «картировать», формировать ее новый образ. С этим образом тесно связано национальное самосознание новой России, ее национальная идея.


«Прекрасные виды» могут сыграть важную роль в развитии туризма. Сегодня туристы перемещаются из города в город, не делая промежуточных остановок и не имея, фактически, возможности познакомиться с той местностью, в которой они находятся. Belle vue, находящиеся на пути их следования, могут не только разнообразить поездку, но и привнести в маршрут совершенно новые объекты, гармонично объединяющие природу и культуру. Возможно появление специальных маршрутов, опирающихся не на традиционные музеи и памятники архитектуры, или, по крайней мере, не только на них, но на «прекрасные виды» и комплекс информации и впечатлений, с ними связанный.
Эти объекты осмотра как нельзя лучше раскрывают историко-культурную и природную специфику региона, позволяют познакомиться с его ландшафтом, в частности, охватить одним взглядом громадное пространство. Именно такой взгляд дает синтетическое, комплексное представление о регионе, создает его зрительные образ, «привязывает» наши знания истории и культуры к конкретным ландшафтам. Проблематика «прекрасных видов» тесно связана с формированием самосознания местных, локальных сообществ и с национальным самосознанием в целом.
Очевидно, что совершенно необходимо актуализировать культуру любования прекрасными видами. Первый шаг к этому – выявление и инвентаризация видовых точек, выделение среди них набора «классических», тесно связанных с основами отечественной истории и культуры. В качестве примеров можно привести левитановские виды в Плесе, вид на Куликово поле, раскрывающийся с Красного,  холма, вид с Воробьевых гор в Москве. Многие «прекрасные виды» являются наследием, предельно важным для местных сообществ. Вид с Шемякина городища в Галиче, вид на Бобренев монастырь с «блюдечка» в Коломне, вид на Чухломское озеро и Авраамиев монастырь из городской крепости в Чухломе, вид на Оку с Перемиловых гор под Муромом, тесно связанный со святыми Петром и Февронией, виды на озеро Неро в Ростове Великом… Этот список можно продолжать и продолжать.
В 2006 году в рамках конкурса музейных проектов «Меняющийся музей в меняющемся мире» Благотворительного фонда В. Потанина при организационном участии Ассоциации менеджеров культуры (АМК) был поддержан и реализован на грантовые средства проект «Belle vue» или «Пейзаж взаймы».
Проект посвящен новому введению этих памятников в культурный и туристский оборот. Выявлению видовых точек наиболее полно характеризующих суть знаковых для истории и культуры России ландшафтных образований. Этот тип туристического объекта способен материализовать, овеществить и ввести в культурный и туристический обиход видовые панорамы, отражающие такие понятия как «Суздальское ополье», «Мещера», «Стародубская земля», «Волжский Плес» и др. не имеющие четкой материализованной привязки, но не менее значимые для отечественной культуры символы, чем Покровский Собор, Ростовский кремль, Эрмитаж и т.д. На пилотном этапе работа проводилась в четырех среднерусских регионах, имеющих все основания стать новыми туристскими регионами. Это – Ростовская земля, Муромская земля, район Костромы и Плеса. Проект имеет комплексный характер и включает в себя все необходимые этапы в продвижении этих специфических объектов наследия в туристский оборот. Это – выявление и инвентаризация памятников (новых или малоизвестных), их документирование, создание условий для виртуального и заочного знакомства с ними, рекомендация маршрутов проезда для самодеятельных путешественников, создание механизма пополнения списков памятников на сайте проекта волонтерами, разработка предложений для туристических фирм участвующих в проекте и сотрудничающих с музеями-участниками по включению видовых точек в ряд действующих в регионах туристических маршрутов. Разработка и апробация нового туристического маршрута включающего видовые точки по Ростовской земле совместно с компанией ООО «Усадьба Плешанова», обладающей собственной туристической базой и инфраструктурой на данной территории.

Объекты показа, предлагаемые на рынке туристских услуг, достаточно однообразны. Как грустно шутят туристские фирмы, объекты показа в Средней полосе России сводятся к многочисленным церквям и музейным экспозициям. Особенно недостает объектов показа во время путешествий между городами. Недостает поводов для остановок в природном окружении. С этой точки зрения - «Belle vue» - вне конкуренции. Видовые точки и открывающиеся с них пейзажные виды не только позволяют разнообразить путешествие, но и делают оправданным поворот с устоявшейся туристской трассы, введение в туристский оборот новых территорий.
Благополучателями эффектов от продвижения таких объектов как «Belle vue» становятся в первую охваченные им территории в целом и проживающие на этих территориях местные сообщества. Именно их благосостояние будет улучшаться с появлением на этих территориях новых объектов осмотра, привлекающих туристов. Именно местным сообществам, а также местным администрациям, выражающим интересы этих сообществ, адресован проект.
Проекту не приходится конкурировать за доступ к природным и культурным ресурсам. Напротив, перед нами тот случай, когда проект открывает такой доступ, делая новые объекты осмотра общеизвестными и общезначимыми.
Инвентаризация «Прекрасных видов», «Belle vue» может быть осуществлена только как «народный» проект, проект, участие в котором может принять каждый. Любой человек, сфотографировавший во время путешествия поразивший его вид, может разместить свои фотографии с комментариями в этом блоге. Основная задача проекта – аккумулировать как можно больше видовых точек и фотографий, с них сделанных, сделать эти видовые точки известными и доступными, способствовать их сохранению и обустройству, осознанию их значимости, как особого рода объектов национального наследия.


Дмитрий Ойнас
Сергей Сазонов

Комментарии

Популярные сообщения