Гончарные клейма из Плеса




В археологической литературе не раз поднимался вопрос об атрибуции гончарных клейм русской раннесредневековой посуды. На этот счёт на сегодняшний день имеются различные точки зрения. Б.А. Рыбаков1 считает их знаками собственности ремесленников, метивших свою продукцию, некоторые исследователи придерживаются иного мнения, определяя их как магические, выполнявшие функции знака-оберега2. Вопрос этот ещё далёк от окончательного решения, однако новые исследования городских и сельских поселений постоянно пополняют указанную категорию находок и дают "пищу" для размышлений.
Рис. 1. Плес: клейма на керамической посуде
В результате раскопок в 1986-1989 гг. на территории раннесредневекового городища и посада Плёса обнаружено около 60-ти частично или полностью сохранившихся клейм второй половины XII - первой половины XIII вв. Из них 37 экз., на наш взгляд, по степени сохранности пригодны к исследованию. Все клейма можно разделить на две группы: изображения "княжеского знака" (рис. 1: 1-9) и изображения, связанные с языческой символикой (рис. 1: 10-37).

Первая группа представлена девятью знаками. Один из них - двузубец с прямоугольными очертаниями (рис. 1: 9). Для остальных исходной формой послужил колоколовидный знак потомков Юрия Долгорукого3. Здесь обращает на себя внимание отсутствие строгости соблюдения исходной формы, независимо от наличия отпятнышей. Увязать эти знаки с какими-то конкретными представителями династии Рюриковичей данного периода (а большинство клейм происходит из слоев первой половины XIII в.) не представляется возможным4. Вероятно, их использование гончарами просто символизировало принадлежность к кругу княжеских ремесленников.

Вторая группа (25 знаков) связана с языческими орнаментальными мотивами. Так же, как и первая, она имеет широкий круг синхронных по времени аналогий на территории всей Восточной Европы. В этой группе отчетливо выделяется 13 солярных знаков: в форме простого круга (рис. 1: 10, 11); концентрических кругов (рис. 1: 20, 22); концентрических кругов, соединённых лучами-радиусами (рис. 1: 19, 21); аналогичных изображений с лучами, без вписанного круга (рис. 1: 12-18); наконец, в форме вписанного в круг "бегущего" солнца с дугообразными лучами (рис. 1: 23).

В этой же группе выделяются клейма в виде знаков аграрного культа. Опираясь на
исследования Б.А. Рыбакова5, мы могли бы трактовать их как знаки земли (рис. 1: 24-31), засеянного поля (рис. 1: 34, 35), семян (рис. 1: 32, 33). Подобно солярным, они постоянно использовались в орнаментации одежды, домашней утвари, декоре жилища.
 
В ряду публикуемых изображений несколько обособленно стоят два знака, встреченные в единственном экземпляре каждый и интерпретируемые с большей долей риска. Один из них напоминает схематическое изображение берегини в позе роженицы (рис. 1: 36.) Он, таким образом, может быть отнесён ко второй группе клейм. Другой, из нижнего городищенского слоя (но не ранее второй половины XII в.), представляет собой, по нашему мнению, стилизованное изображение львиной морды (рис. 1: 37). Может быть, как раз этот знак прямо связан с конкретным князем (скорее всего, владимиро-суздальским) - как символ широко распространенной христианской патронимии (в данном случае евангелиста Луки?). Так или иначе, изображения льва или подобным образом стилизованной львиной головы было популярным (орнаменты ювелирных изделий, декоров соборов Владимиро-Суздальской земли, монетная тамга Рязанского княжества и т.д.). Мы находим их и в материалах раскопок Плёса, основанного, судя по находкам, владимиро-суздальскими князьями.

Данная заметка, вводящая в научный оборот сравнительно небольшую группу археологических источников, ни в коей мере не претендует на решение проблемы гончарных клейм. Однако ознакомление с этими новыми источниками приводит к определенным выводам, которые не противоречат ни первой, ни второй из выше упомянутых точек зрения на гончарные клейма. С одной стороны, вполне логично, что в условиях расцвета торговли керамика сопровождается знаком мастера. Но, с другой, это не мешает возлагать на клеймо и охранительные функции. Ведь и княжеские символы, как в язычестве, так и христианстве, считались священными.

1 Рыбаков Б.А., 1948.
2 Розенфельд Р.Л., 1963; Плетнева С.А., 1967.
3 Макарова Т.И., 1988.
4 Молчанов А.А., 1985.
5 Рыбаков Б.А., 1988.

Л и т е р а т у р а

Макарова Т.И., 1988. Перстни с геральдическими эмблемами из Киевского клада // Древности славян и Руси. М.

Молчанов А.А., 1985. Об атрибуции лично-родовых знаков князей Рюриковичей X-XIII вв. // ВИД. Вып. 16.

Плетнева С.А., 1967. От кочевий к городам. М.

Розенфельд Р.Л., 1963. К вопросу о гончарных клеймах // СА. № 2.

Рыбаков Б.А., 1948. Ремесло древней Руси. М.

Рыбаков Б.А., 1988. Язычество древней Руси. М.


Статья опубликована: Травкин П.Н. Ойнас Д.Б. Гончарные клейма из Плеса. //Археологические памятники Волго-Клязьминского междуречья. Вып.3. Иваново. 1990. С.35-38.

Популярные сообщения